• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:53 

Утирая слезы восхищения...

11:38 

Пропаганда. Того самого.

Чем обусловлена нынешняя истерика по поводу наркотиков?
Ну в смысле, они всегда были. Всегда были полузапретны, поскольку все прекрасно понимали, что ничего в этом хорошего нету. Всегда были... единицы, которые на них подсаживались. Всегда было общественное осуждение этих единиц - обычно такое, снисходительное, хотя когда как. При этом не было массового стремления их употреблять. А тут - на тебе, глобальное бедствие! С одной стороны, нам не устают повторять, как этого много и как это страшно, а с другой - ведь правду говорят, и много, и страшно, и вырождение на подходе. С чего бы вдруг такая смена парадигмы?
На самом деле здесь мы (уже в который раз) упираемся в понятие "нормы". Принято считать, что норма как жесткий поведенческий регулятор свойственна прежде всего традиционному обществу. Однако это не совсем верно. Традиционное общество знает несколько типов нормы, несводимых друг к другу. Для каждой - свои ограничения, свои жесткие требования, свои (обычно вполне прозрачные) правила на переход к данному типу нормы. Что-то можно герою, что-то жрецу, что-то шаману, и очень немногое нельзя никому по определению.
Чем отличается современное общество? В нем норма - одна. И она, эта норма, заключается в формулировке "нормальность". Нормально быть нормальным, а все остальное запретно. Причем тот, кто под критерии нормальности не попадает - подлежит... ну, не уничтожению, поскольку нормально быть гуманным - подлежит нормализации. Токвиль описыывал именно эту ситуацию как перспективу демократического общества, понимаемого как власть большинства и построенного на базовой ценности безопасности этого самого большинства. Считается, что Токвиль предсказал тоталитарную модель общества. Возможно - но это означает, что все мы уже живем в тоталитарном - или, по крайней мере, стремительно скатывающемся в тоталитаризм - обществе.
Вы ждали тиранов? Тираны - это прошлый век. Подлинный источник тоталитаризма - это родительские комитеты.
Так о чем это мы? А, о наркотиках... так вот, когда-то для определенных социальных групп (в которые было ой как непросто получить доступ) наркотики были нормальным средством контролируемого расширения сознания. Сейчас эти группы не существуют, а их жалкие последыши (богема) оставлены как источник доходов для СМИ за счет генерации скандалов. Одновременно наркотики (как легкодоступное и не требующее усилий в применений средство) становятся способом разрушения тотальной "нормальности". В традиционном обществе они были инструментом, который более-менее контролируемо разрушал реальность ради формирования иной реальности. Сейчас общество отняло у психотропных средств инструментальную функцию. так что они все еще инструмент - но только инструмент разрушения, поскольку заявлено как аксиома: никакой "иной реальности" нет и быть не может: в это верят и те, кто с ними борется, и те, кто их употребляет. Уж тем более те, кто их производит.
Итак, наркотики - средство деструктивного протеста в обществе, утратившем смысл существования. Вывод: бороться с ними необходимо, но выиграть эту борьбу невозможно. Поражение неизбежно до тех пор, пока общество будет противопоставлять наркомании только страшные глаза и жесткие карательные меры.

19:24 

Поколение "По"

Сын: Папа! Я богатырь, а ты стань конем!
Папа: Мм? А волшебное слово?
Сын: Вингардиум левиоса!

07:42 

Полусонный утренний кроссовер

- Опять эти проклятые пауки!? - рычал Воландеморт. - Ненавижу! Авада кедавра! Авада кедавра! Авада...
...В ответ из темноты зазвучало глубокое контральто с реверберацией:
- Меня невозможно уничтожить... Я - это РОЙ!
...Потом пришли зерлинги.

05:02 

Аналогии

На общем ублюдочном фоне постмодернизма Эко (весьма вероятно, что не он один, просто я других не вижу. Ну мало ли) - это последний стоик. Сенека. Человек, который, понимая безнадежность этой затеи, героически, из нравственного долга, защищает ценности уходящей эпохи - Культуру, Гуманизм, Терпимость, Здравый смысл и Познание. Эти ценности проиграют - уже проиграли. Но он в них, тем не менее, верит. Поэтому их должно защищать - и при этом им следовать (именно поэтому его позиция - чистое донкихотство, именно поэтому она обречена, именно поэтому вызывает восхищение).
Если аналогия верна. то - даже с учетом явного ускорения исторической карусели - это еще не конец. До наступления конца должен прийти Лукиан. Великий киник. Тот, кто посмеет легко, весело, захватывающе и бескомпромиссно смеяться над ценностями и над богами эпохи уходящей и в равной степени эпохи наступающей.
Лично я такого не знаю. Пока не знаю. Что опять-таки не означает, что его еще нет. Но когда он появится - следом за ним неизбежно придут варвары.

16:55 

...На круги своя.

news.rambler.ru/17959106/
Нам, товарищи, нужны / Подобрее Щедрины, / И такие Гоголи, / Чтобы нас не трогали!

Итак, мы воспитываем не людей, а верноподданных. По факту курс, который прописан в программе третьего поколения по литературе, объявлен недостаточно патриотичным - будут переделывать. Одна радость - в том же ФГОСе прописано право формировать собственные курсы и программы. Хотя, наверное, и это отменят - когда наверху сообразят, какую бомбу под себя закладывают. Отменят болонизацию - патриотизм важнее! - и все будут счастливы. Даже учителя. Не думать проще.

16:58 

...И еще одно старенькое, для комплекта

И вот чудесная тропа
В холмах зеленой стороны,
То путь в Волшебную страну,
Мы по нему идти должны!
(Том Рифмач)

Я Песней Тень от солнца призвал,
Чтоб вопила она, восстав пред тобой,
Под стопами твоими прах раскалил,
Затмил над тобой небосвод голубой.

Тебя к престолу Господню вознес,
Низверг тебя в пекло, в Адский предел,
Я натрое душу твою разъял,
А – ты – меня – рыцарем – сделать – хотел!
(Р.Киплинг. Последняя песня Честного Томаса)

…Но страшно вымолвить, Дженет:
Здесь, в сказочной стране,
Приносим каждые семь лет
Мы жертву Сатане…
(Молодой Темлейн)

читать дальше

21:48 

Несколько впечатлений по горячим 3D-следам.

1. Майор в отряде — ЧИИИИИТ!!!
2. Если у молодого гнома за 60 лет борода не выросла ни на дюйм — значит, он в трауре.
3. Теперь понятно, почему Балин не сумел удержать Морию. В таком-то возрасте...
4. Навыки скрытности и бесшумности хоббитов сильно преувеличены — вероятнее всего, самими хоббитами. Точнее, тем самым Хоббитом в той самой Книге.
5. На самом деле самое страшное в хоббитах — их кулинарные таланты. И напрасно соседи их недооценивают, полагая хоббитов безобидными травоядными, навроде кроликов...
6. Зря Келеборн косился на Гимли. Там дела посерьезнее...

09:49 

Я не профессионал, я любитель.

Как-то вдруг получилось само собой, что встретил я Новый Год со спичками в кармане. В честь этого обещаю: в наступившем ХОРОШИЕ ведьмы будут гореть только на хороших дровах!

13:35 

Из контрольных по литературе:

— Дом из шести досок под кодовым названием "Могила"
— Ну правда, поздно ночью, один, приезжает суженый, говорит, что даже не может ночь переждать, тащит в путь на коне-вороне в Литву, на Украину, в течение всего пути разговаривает с мертвецами и о мертвецах. Что-то тут не так, не правда ли?
запись создана: 12.12.2012 в 13:22

13:03 

Деконструкция

Чему посвящены открытые письма в защиту науки, гуманитарного образования в России и т.п?
— Дайте нам денег. МНОГО. И не смейте к нам соваться, мы дальше будем жить как жили — по своим правилам. А то ишь моду взяли, независимыми нами командовать! Не замай, мы — ценные кадры и надежда страны!
Это не к тому, что наверху сидят хорошие, умные и адекватные люди. Но наверху есть план. Свинский, опасный в перспективе, но план, который кажется ИМ рациональным и поэтапно реализуется. Наверху хотят, чтобы система образования не требовала особых вложений, а еще лучше окупалась и приносила прибыль. И чтобы она, система, не плодила ненужных социуму людей с корочками, которые сразу начинают себя ооочень высоко ценить (часто незаслуженно), и не хотят работать, а ждут случая тоже сесть на шею бюджету, да при этом еще и не любят власть, которая вообще-то их обучила и вообще...
Насколько эта картина справедлива — большой вопрос, но она именно такова. Спорить с ней, похоже, бесполезно, письма писать тем более. ТАМ не слышат и не услышат. Варианты (достойные, на мой взгляд, варианты) — либо пытаться жить по предлагаемым правилам и искать способа в этих условиях хорошо делать свою работу (что лично мне представляется вполне возможным — могу ошибаться, конечно) — либо выбирать независимость, но уж тогда за свой счет. Прежде всего, не просить денег, справедливости, милости у «доброго царя». Нету его. И не будет, никогда.

18:38 

Стим-фикх: дирижабль Жиф... эээ... Джафара!


16:23 

Старая, но актуальная байка (с) Мустанг Шелби (жж-юзер)

Сценарий оскароносного боевика "с проблемами". Гей и лесбиянка совместно сражаются против злобных шовинистов, устроивших заговор против демократии. Героям помогает пожилой второстепенный положительный одноногий негр-зоофил, которого шовинисты преследуют сразу по двум признакам (угадайте, по которым). В финале, победив всех врагов, герой и героиня женятся, объясняя потрясенным журналистам: "Да, он - мужчина, но разве это - главное?"; "Да, она - женщина, но разве это - главное?".

08:40 

Стругацкие+Роулинг=?

Почему мир Роулинг ограничен с востока Болгарией, хотя великаны по степям России, а драконы по Украине бегают?
Почему единственная фигура из человеческого маголегендария в мире Роулинг - это Николас Фламель?
Ответ лежит на поверхности, и этот ответ - НИИЧаВо.
Мировых магических войны было две, только о первой вспоминать не любят. Кстати, как и в истории маглов, первая отчасти спровоцировала вторую. Дамблдор и Грюневальд начинают свой крестовый поход за власть магов потому, что совсем незадолго до этого компания великих, прославленных и при этом мятежных магов совершила ну очень большое нечестие. Что сделало их, магов, нерукопожимаемыми и неупоминаемыми в официальных магических источниках.
Бальзамо, Жиакомо, Хунта, Киврин и прочие решили поставить магию на службу маглам.. Попытка призвать отступников к порядку силой возымела не большее действие, чем начальственные вразумления и дружеско-родственные увещевания. И тогда Магическая Россия была вычеркнута из анналов. Нет ее. И не было никогда. Дикое поле с великанами. Так и в учебниках отныне прописано.
Заметим, что в Октябрьской революции были более всех прочих заинтересованы именно маги-отступники, чтобы, так сказать, окончательно и безповоротно порвать с прежним образом жизни. Ответной реакцией стали блокада Советской России, а затем Холодная война и "Железный занавес". Возможно, Грюневальд в свою очередь пытался уничтожить отступников - и жаль, что зацикленность Роулинг на судьбе Даров Смерти лишила нас возможности узнать эту историю подробнее.
Работая в отрыве от "Большой земли", маги НИИЧаВо изрядно трансформировали традицию. Они определенно взяли на вооружение магловскую систему организации производства и магловский подход к магии как к технологии более чем искусству. Именно отсюда берет начало, к примеру, такое монструозное образование, как "электронный умклайдет". Доступный в использовании, заметим, даже явному маглу Привалову. Характернейший момент: маги-отсупники никак не участвуют в погоне за Дарами Смерти, и это, в общем, вполне понятно. Ну такая палочка... ну сякая... ну, положим, ОЧЕНЬ мощная, какая разница-то, принципиальная то есть? По большому счету, все это не более чем внутримаговский мистический выпендреж, направленный на поддержание ЧСВ, только. Диван-транслятор на порядок интереснее.
Грань между магами и маглами в НИИ вообще размыта, то есть речь вообще не идет о "магической крови" или "маглорожденности", но лишь о большем или меньшем магическом потенциале, который хотя бы по минимуму определенно наличествует вообще у каждого. При этом жалкие остатки "традиционалистов" (ну, то есть те, кто еще не эмигрировал в Болгарию) образовали ковен маргиналов во главе с Х.М.Вием - по сути, не более чем алкогольно-декадентскую тусовку, посвященную сладким воспоминаниям о прежней исключительности. Впрочем, многие "потомственные" явно и не без удовольствия примкнули к "обновленцам". К примеру, грубиян и деревенское хамло Витька Корнеев с его почтением к артефактам древности и одновременно панибратско-пренебрежительным обращением с умклайдетом - явно потомственный маг, кабы не из аристократов.
Соавт. Hamajun

15:58 

Стим-фикх


@темы: Стим-фикх

09:53 

Постмодернистский пирожок?

Прихожу в буфет, а там ценник висит - "Пирожок слоёный с баНАНАном".
Три раза проверил. Все точно. С Банананом.
Купил. Теперь чувствую себя людоедом.

12:41 

Только розги спасли бы нацию…

...да и то не факт, что успели бы.
Ах, дорогие мои нуменорские аристократы… ваше счастье, что наивный Цензор знать не знал о вашей «любимой игре на желание», а его жена, которой об этом рассказывали, сочла историю бредом, порожденным стрессовым состоянием леди Форростара.
Потому что иначе было бы в Нуменоре новшество. Показательная, публичная порка аристократов на пирсе – чтобы священной крови на священную же землю не проливать. Жопой к морю, чтобы не казать оную часть королевскому дворцу. И в хлам, чтобы неповадно было.
Итак. Правила игры: эн человек тянут жребий, записав свои сокровенные желания. Победителя топят (чтобы не нарушать букву древних законов и не проливать крови), а проигравшие (и утопившие) потом кладут жизнь на исполнение сокровенного желания победителя.
Вопрос: почему мы с Айшей считаем оное развлечение невообразимой гнусью?
Ответов как-то много, они разноуровневые, так что без системы.
Ну например. Ситуация гнусна, потому что в ней много убивают одного. Если бы игра шла один на один, в форме «божьего суда» - ну еще куда бы ни шло, а так…
Далее. Последнее желание может быть ошибкой. Но таким вот образом умеревший «за идею» тем самым снимает с себя моральную ответственность за ее воплощение. Умереть за идею (особенно так, мягко и аккуратно) – это самое простое. Попробуй-ка за идею ЖИТЬ. А потом жить с последствиями ее реализации. Ну а выжившие исполняют желание вопреки всему, в том числе разуму и совести. Каким бы благим желание ни было, но такая форма его исполнения – это то самое средство, которое не оправдывается никакой целью. Но при этом средство как бы освящает цель, снимая моральную ответственность и с заказчика, и с исполнителей.
Далее. Есть форма, а есть содержание. Содержание данного развлечения – это поиграть в запретненькое, гнусненькое, морально недозволенное. Главное тут – это игра в убийство, а исполнение желания – это отмазочка, моральное самооправдание. Причиной является желание убить, причем попробовать кровушки безопасно, не в бою один на один, морда к морде, а так… салонно хлебнуть адреналинчику. Клуб самоубийц, б… Ну а уж если ты желание убитого исполнил – то и вовсе типа ни в чем не виноват. Показательно здесь еще и желание подстраховаться, чтобы убить-то типа убили, а закон-то типа не нарушен, жопа прикрыта, у Черной стражи никаких вопросов, кррысотааа...
Наконец, чисто рационалистическое соображение. Данная игра ухудшает качество реализации идеи и уменьшает силы, которые тратятся на ее реализацию. Потому что ее автор и апологет мертв, а остальных он не убедил, идею они не понимают и не разделяют, а воплощают не потому, что считают нужной и правильной, а на истерическом срыве и на комплексе вины, без ума и формально.
Это все, заметим, помимо очевидного христианского «Не убий» – ДОПУСТИМ, что оно не особо актуально в архаическом сообществе.
Нуменор гнил изнутри. Его падение было только вопросом времени. Правильно на доске писали: «Эру, жги! Здесь уже нечего спасать!»

21:15 

Гэндальфом быть не могу, назгулом не желаю, я - Цензор! (с) дом Роганов

Игра удалась. По крайней мере, в самом Нуменоре, про Сирые земли судить не берусь.
От души поиграли с Айшей сами. Видели много хорошей, очень хорошей и (иногда) офигительно хорошей игры других. Отдельное восхищение королю Гимильзору.
Игра шла на невероятном драйве трое суток и еще сутки с лишним во вполне приличном темпе, потом, правда, начала скатываться к маразму, но это, кажется, было частью замысла мастеров.
В конечном счете Нуменор пал, причем за дело.
Игровой квест не выполнен, ну и фиг с ним, так даже лучше получилось.
Жил долго, воевал, спасал родину и даже почти спас, породил детей и малость не дождался внуков, помер рука об руку с любимой женой, надеясь на лучшее для тех, кто остался.
Беседа с профессором Толкином в посмертии оказалась одним из самых симпатичных мертвятников на моей памяти. Тиль, так держать ;)
У Айши примерно те же настроения, а это радует.
Мастерам в конечном счете спасибо. Было за что.
Спасибо за игру детям семьи Эн-Тернер и нашей соседке, королевскому медику леди Нимрафель. Прочих пока считать не буду, ибо спать хочется так что спасибо всем разом.
Насчет отчета не уверен, но можбыть и сваяю.

12:42 

В порядке спора с королем...

...благо теперь МОЖНО ;)
Движение тектонических плит утопило народ, который к тому моменту действительно пал.
Потому что глава Храмовой стражи прирезал нуменорца на свщенной земле и позволил своему брату взять на себя вину.
Потому что Храмовая, хранители традиций, не признавали себя виновными в бунте - а какие ж они после этого Верные.
Потому что замечательный наш король Пивобрюх сел на трон на клинках дома Андуниэ и кастах эльфийских магов, и после пускай безумного, но КОРОЛЯ Гимильзора его правление выглядело расслабляющей профанацией.
Потому что светлый дом Андуниэ начал свое правление с конкретного человеческого предательства - это когда эльфы распорядились прирезать ни в чем, в общем, не виновного Юргена, а князь Андуниэ знал и возражал, но таки не воспрепятствовал, позволив интервентам вершить свой, беззаконный, суд над нуменорцами.
Потому что глава Черной стражи заказал убийство Меча короля - не чтобы как-то там чего-то, а просто чтобы продвинуться по службе.
Потому что Золотая стража, прохлопав убийство короля, думала лишь о том, как бы сохранить лицо. Никому и в голову не пришло, к примеру, уйти в изгнание.
Потому что королевский медик носил в кармане пачку зелий, в том числе от маразма, и мстил всему свету за то, что не стал лордом Форростара.
Потому, что моя дочь мечтала о приходе Тьмы - это позволило бы ее мужу всех убить, а ей таки стать леди Форростара.
Потому что ночью по улицам столицы нельзя было ходить без опаски - там начали убивать. Просто так.
Потому что все, что осталось у Нуменора - это построенный Фаразоном маяк и нуменорская наука, но и это стало лишь поводом для новых понтов.
И потому, что мастера, сколько я видел, старательно и иногда красиво педалировали эти самые понты.
Так что падение состоялось. В сердцах, в головах, в образе жизни. Последний разговор у меня дома - это ж и была попытка найти что-то, что можно падению противопоставить. Ну а в результате мой персонаж его, тэкскээть, собственноручно благословил ;)
Вообще, сам факт торжества сюжетов-vulgaris и был катастрофой. Полным и безоговорочным падением Высоких Людей Запада.

Кстати о спасибах. Кроме шуток, Гимильзор - одна из лучших ролей на моей памяти, возможно - вообще лучшая. И, хм, не знаю кому и как. но МНЕ от тебя вызовов хватало ;) Вон и жена опять же через плечо шепчет, что увидевши в Гимильзоре семена безумия еще в момент смерти его деда, она тоже душой маялась, как бы это учинить, чтобы корона ему не доставалась. Поспрашивать, так и у других найдутся... моменты стыка с властью лоб в лоб. Недаром вопрос о "недостойном приказе" поднимался в частных разговорах регулярно. Поначалу, конечно. Еще Высокими нуменорцами.

21:08 

Неопределенная неопределенность

У каждого предмета есть форма. Форма – это то, как мы воспринимаем предмет. Форма может быть не только у того, что мы видим. Но и у того, что мы, например, слышим, или помним, или воображаем.
А у каждой формы есть содержание. Содержание – это то, как мы соотносим форму с миром. То есть с тем, что мы знаем о всех остальных предметах.
«Ага! – скажет начинающий читатель, которому уже случалось учить литературу в школе.– Сейчас речь пойдет о Единстве Формы И Содержания!».
Ничего подобного.
В каком случае мы можем говорить о таком единстве? Когда форма идеально соответствует содержанию, а содержание форме. Вот, например, форма топора соответствует своему содержанию идеально (если, конечно, топор хороший). Ее содержание – соответствие НАЗНАЧЕНИЮ топора, его функции. Такую функциональную форму разрабатывают мастера особого искусства, которое называется дизайном.
Но что получится, если мы украсим топор, скажем, гравировкой? Та форма, которая определяет назначение топора, от этого не пострадает, но что-то определенно изменится. Топор лучше рубить не станет, но дровосек, глядя на узор, может начать работать лучше. От радости. Но может, наоборот, загрустить – и станет работать хуже. Добавив в форму новые – необязательные – элементы, мы явно что-то прибавили к содержанию. Но вот что именно? Самое верное будет сказать, что, украсив топор, мы добавили к содержанию формы элемент неопределенности. А раз неопределенность – какое уж тут единство?
Книги, понятное дело, тоже имеют форму. Во-первых, конечно, они как-то выглядят сами по себе. В дизайне есть специальный раздел, который так и называется – книжный дизайн. Но форму имеет и то, что в книгах написано – их содержание: читая книгу, мы воспринимаем написанное, причем не сразу, а постепенно, слово за словом. То, что мы чувствуем и понимаем в результате, и есть форма книги.
Но соответствует ли форма содержанию? Иногда – безусловно. Есть книги, написанные в единстве формы и содержания. Только таких книг на самом деле не так уж много. Хорошим примером может послужить инструкция по использованию какого-нибудь прибора. Содержание автор знает совершенно точно и намеревается так же точно передать его читателю. Все очень просто – делай вот так, а вот так не делай, и тогда ты получишь вот этот результат. А если ты сделаешь что-то не так, как тут написано, то не жалуйся, я тебя предупредил.
В остальных случаях дело обстоит куда запутаннее. Казалось бы, чего проще – пиши только правду и подбирай для нее подходящие слова, вот тебе и единство. Но как только мы отходим чуть-чуть в сторону от инструкций и начинаем сочинять… ну, к примеру, школьный учебник, то на свет немедленно появляется неопределенность.
Откуда она берется? А сразу с двух сторон. И от содержания, и от формы.
Во-первых, на самом деле мы не так уж много знаем и понимаем в этом мире. Наука до сих пор не может ответить на некоторые элементарные вопросы – например, откуда берется электричество и что это вообще такое. А если отвечает, то с большим трудом: например, совсем недавно математики наконец-то сумели объяснить, ПОЧЕМУ дважды два – четыре.
Но ведь мы с вами помним, что тот взрослый, который взялся писать книгу, на самом деле хочет учить других! А если учишь, то последнее дело – разводить руками и приговаривать: «Вообще-то, если быть до конца честным, то я точно не знаю, прав я или нет, но в некотором смысле…» А раз так, то приходится выдавать за правду то, что не знаешь точно сам. Только догадываешься, подозреваешь, считаешь вероятным… Это, заметим, не считая тех случаев, когда автор фантазирует или попросту врет (о таких случаях мы еще поговорим). Вот вам неопределенность в содержании.
А что касается формы, то книги пишутся с помощью слов. А у слов с точностью как-то не очень. Откройте словарь, желательно потолще, и посмотрите, сколько там значений у каждого слова. И ведь все эти значения вертятся или у нас в головах, или у автора книги, или у его соседа по подъезду, у которого автор подцепил красивую фразу, или мало ли у кого. Получается, что чуть ли не все значения всех слов, которые мы знаем, сталкиваются с теми словами, которые мы видим в книге. И что из такого столкновения выйдет – точно не знает ни один автор. А уж что начинается, когда слова соединяются во фразы, предложения, абзацы, страницы и целые книги!
Так что связь между формой и содержанием есть, а единства нет. Более того, чаще всего они в книге между собой борются. Форма тянет в одну сторону: автору хочется высказаться красиво, эффектно, оригинально. Са-мо-выразиться. А содержание заставляет оглядываться на то, что автор знает о себе и мире, стремиться к точности и убедительности. Хотя бы и в ущерб красоте.
Если побеждает форма, книга выйдет эффектной, но пустой. Можно такую и не читать. Кстати, как и в случае с инструкциями, в этом случае образуется полное единство формы и содержания. Потому что содержание будет очень простым: "Такой-то самовыражается". Ну и форма соответствует - да, самовыражается. Как умеет. Правда, таких книг все-таки немного. Очень уж это трудное дело - писать совсем ни о чем.
Если победит содержание – книга выйдет, возможно, полезной, но скучной. А то и противной. Читать такую стоит только тогда, когда точно известно: в этой книге есть что-то нужное и полезное. Тогда можно стиснуть зубы и не обращать внимания на отвратительную форму.
Лучшие книги получаются тогда, когда автору удается эти полюса как-то увязать и более-менее уравновесить. Но это означает, что лучшие книги получаются как раз тогда, когда автор барахтается по самые уши в неопределенности, и читателя тянет в эту неопределенность следом за собой.
Хорошая книга – обязательно источник недостоверной информации. Хотя недостоверности недостаточно, чтобы сделать книгу хорошей.

@темы: Что написано пером?

Речи Рёгина

главная