09:06 

свит, свит

Taho
just for lulz...


Интересно, как менялся образ идеального дома глазами Икеа. 1951–2000

читать дальше

@темы: картинкоспам, интересности

07:56 

Шано
07:24 

Шано
Постная пища по русски kulinarny-larec.livejournal.com/195902.html, kulinarny-larec.livejournal.com/196252.html

оформлено, правда, почти нечитаемо.

@темы: история кухни, 20 век: Россия и вокруг нее, 19 век

03:00 

Луки. Но не репчатые и не дальнобойные :)))

alwdis
всё прекрасно, даже если сейчас вам кажется иначе :)
Обычно внезапно, ну совершенно внезапно настает зима, а у меня так настало лето.
И ребром встал вопрос "как одеваться".
Потому что раньше у меня было три летних платья - синее шелковое, зеленое хлопковое и черное повседневное. А теперь работы по покорению шкафа угваздали черное так, что единственное место, куда его можно надеть, - это плацкартный вагон (по вокзалу желательно идти в чем-то более приличном).
Итого мой объем летней одежды измеряется числом ДВА. Хлопковое платье с бешеным температурным диапазоном (а уж если плащ сверху, то вообще от пяти до тридцати градусов), шелковое на стабильно теплую погоду.
Два платья - это много. Это невероятно, немыслимо много, если у вас к этому полдюжины палантинов и куча украшений.
Давеча я говорила, что минус один стул дает плюс два посадочных места. Сегодня я скажу, что минус одно платье дает какое-то бешеное "плюс двадцать" к летним комплектам, кои щас модно называть луками.
Потому что придется перебрать ларцы и тщательно продумать, что с чем уместно надеть.

Зеленое платье скромнее, вырез у него выше. Ожерелья - только под горло, причем сдержанные, но при этом только натуральные камни, бижутерия будет крайне вульгарна. Клипсы - лучше никаких или под цвет волос. Палантины - только без узора (можно с переливом цвета).
У синего шелк блестит и глубже вырез. Можно надеть всё, что недопустимо с зеленым %))) Массивные ожерелья и браслеты, длинные клипсы, узорные палантины. Но придется помнить, что всё это - фактически, вечерние/сценические наряды... летнее солнце позволяет это носить днем, но осторожность не помешает.
И теперь самый суровый вопрос: и куда мне столько разных вариантов надеть?!
Как сложно жить %)))

@темы: жисть, анекдот из жизни

23:37 

lock Доступ к записи ограничен

Кэналлийский Воронёнок
"Паук великолепно проводил время. Он никогда не работал в офисе. Он вообще никогда не работал" (с) Нил Гейман, "Дети Ананси"
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

18:48 

Шано
22.05.2018 в 15:56
Пишет Sindani:

*делает серьезное лицо
22.05.2018 в 04:00
Пишет Веселый робот:

Правдивая история «Острова Сокровищ»
В романе «Остров сокровищ», который многие из нас знают с детства чуть ли не наизусть, очень много странностей. Даже сам посыл, что пираты, накопив золото в количествах, сопоставимых с золотым запасом любой из великих европейских держав того времени, не разбегаются с награбленным по норкам, а зарывают его на каком-то островке, и отправляются дальше, искать приключений на свои обросшие ракушками кормовые части, выглядит сомнительно. При этом они не могут не...читать дальше (еще 10561 символов) >>

URL записи

URL записи

@темы: книги

18:42 

Шано
23.05.2018 в 16:14
Пишет Sindani:

23.05.2018 в 18:41
Пишет loony_spectre:

"9,9 процента - новая американская аристократия"
Статья из свежего номера журнала The Atlantic

www.theatlantic.com/magazine/archive/2018/06/th...

1. Аристократия мертва...

Каждый год в детстве я примерно на неделю становился членом одной из увядающих американских аристократических семей. Иногда на Рождество, но чаще на четвертое июля моя семья уезжала в один из загородных клубов моих бабушки и дедушки - в Чикаго, Палм-Биче или Эшвилле, штат Северная Каролина. Буфеты там были потрясающими, а дедушка был радушным хозяином, всегда готовый рассказать историю и никогда не упускающий возможности мягко напомнить о правильном клубном этикете. Когда мне было лет одиннадцать или двенадцать, я в клубах сигарного дыма услышал историю о том, что нашими неделями изобилия мы обязаны моему прадедушке, полковнику Роберту У. Стюарту, бывшему "Мужественному всаднику", служившему под командованием Тедди Рузвельта. Прадедушка заработал состояние как президент Standard Oil of Indiana в 1920-х годах. А еще мне дали понять, что по причинам, уходящим корнями в какой-то древний и непонятный спор, Рокфеллеры - смертельные враги нашего клана. Лишь много позже я узнал, что рассказы о полковнике и его схватках с титанами были весьма далеки от истины.
В конце каждой недели мы возвращались домой. Реальностью для меня был мир среднего класса вокруг военных баз США 1960-х и 1970-х годов. Там жизнь была тоже хорошей, но пиццу мы ели из коробок, а на завтрак у нас были Lucky Charms. Пик нашей славы пришелся на день, когда родители приехали домой на новом микроавтобусе Volkswagen. Когда я повзрослел, праздничная помпезность патриотических ужинов и ритуалы игры в бридж стали казаться мне чем-то немного смешным и даже оскорбительным, словно бесконечная вечеринка в честь дня рождения людей, чьим главным достижением в жизни было то, что они до этой вечеринки дошли. Я принадлежал к новому поколению, которое верило в продвижение по жизни благодаря собственным достоинствам, а достоинства мы измеряли довольно-таки прямолинейным образом: оценки за контрольные, годовые оценки, строчки в резюме, превосходство в настольных играх и уличном баскетболе и, конечно же, самостоятельно заработанные деньги. Для меня это означало работу по дому для соседей, подработку в местном фастфуд-ресторане и сбор стипендий, на которые я смогу доучиться в колледже и аспирантуре. Я получил немало преимуществ благодаря своему происхождению, но деньги в их число не входили.
Я член новой аристократии, хотя мы до сих пор называем друг друга меритократами-победителями. Если вы - типичный читатель The Atlantic, то, возможно, и вы входите в эту аристократию. (А если нет, то я надеюсь, что история этого нового класса покажется вам еще более интересной - пусть и более тревожной.) Да, моя новая группа, которую по причинам, описанным ниже, я называю “9,9 процента”, во многом достойна восхищения. Мы отказались от старых дресскодов, больше доверяем фактам и стали немного разнообразнее в плане цвета кожи и этнического происхождения. Люди вроде меня, которые еще помнят о жизни в старой правящей касте, - скорее исключение, а не правило.
читать дальше

Продолжение - в комментариях



URL записи

URL записи

@темы: блокнот

18:24 

Шано
23.05.2018 в 16:15
Пишет Sindani:

23.05.2018 в 18:34
Пишет N.K.V.D.:

Казаку на заметку


URL записи

URL записи

@темы: история оружия

18:10 

Шано
23.05.2018 в 16:47
Пишет Sindani:

22.05.2018 в 23:02
Пишет V-Z:

Немного о шотландцах
Воспоминания Дональда Макбейна, шотландского мечника, книга "Спутник специалиста по фехтованию".

Я вернулся домой в Инвернесс, к родителям. Отец мой умер, и я какое-то время пожил с матерью. Но она, не желая кормить бездельника, стала настаивать, чтобы я нашел себе работу или возвращался к прежнему ремеслу. Я попросил у нее денег, чтобы отправиться на поиски удачи, и мать дала мне двадцать шиллингов, новый костюм и свое благословение. Я попрощался со всеми друзьями и отправился в Перт, где записался в полк графа Ангуса. Какое-то время я прослужил там копейщиком. Как-то раз я стоял в карауле, и случилось мне отлучиться с поста; по возвращении взбешенный моим отсутствием капрал заставил меня отстоять четырехчасовую вахту и избил меня за отлучку. От этого кровь горца во мне вскипела, и я решил отмстить ему, когда на следующее утро караул сменится. Я сообщил капралу, что за оскорбление, нанесенное мне во время караула, я требую удовлетворения, на что он охотно согласился и велел мне направляться в Саут-Инч (это недалеко от города Перта), сказав, что он вскоре последует за мной. Прибыв вслед за мной на место, он спросил, бьемся мы на жизнь или на смерть, я же ответил, что будь что будет. Мы сошлись, после нескольких атак он получил удар в грудину и упал на спину с криком: «Беги, негодяй, ты меня убил!» Я сказал, что хотел иного исхода, и подал ему руку, чтобы помочь встать, но он был уже не в силах и отбросил шпагу. Я спросил: «Вы правда умираете?» Он ответил, что правдивее некуда, распахнул одежду на груди, показал мне кровавую рану и снова велел мне бежать, потому что если меня поймают, то повесят. Я попросил дать мне денег, и он засунул руку в карман и достал оттуда три шиллинга, все его деньги, чтобы мне было, на что уехать. На прощание он взял меня за руку, сказал, что прощает меня, и крикнул: «Спасайся!»
Что было далее

Цитируется по: Альфред Хаттон, "Меч сквозь столетия".

URL записи

URL записи

@темы: Шотландия

Речи Рёгина

главная